Интервью Л.В. Фролушкиной к 1 сенября
Новосибирское областное отделение Российского детского фонда

Интервью Л.В. Фролушкиной к 1 сенября

1.Что для Вас День 1 сентября?

Конечно, прежде всего профессиональный праздник. Второе – это день воспоминаний. Быстрой чередой вновь проходит сквозь сердце своё школьное детство, свои ученики, первый школьный день своих детей, внука, памятные встречи с педагогами. А потом начинается какой-то внутренний анализ того, как это было. Иногда хочется вернуть какое-то событие, встречу, незавершённое дело, задуманную идею, но… время неумолимо, и память возвращает всё так, как и произошло.

 

 Вернусь к детству. У меня в жизни было 3 школы: с 1 по 4 класс я училась в Кольцовской средней школе Каргатского района, где папа был директором совхоза, а директором школы - наш настоящий Учитель Зеваков Иван Иванович, общение с семьёй которого стало для нас, четверых детей, кроме радости общения с собственными родителями, той духовной и нравственной платформой, которая так необходима в детстве. Богатая домашняя библиотека, которой мог пользоваться любой желающий ученик школы, подобная  была создана и в школе. Хор детей в сто человек, попасть в который считалось за честь, а уж попасть в число гастролирующих  с хором по соседним деревням – за великое счастье! Общешкольные соревнования по шахматам, общешкольные линейки с анализом нашей школьной жизни, на которых мы вместе радовались успехам и осуждали плохие поступки отдельных учеников. Линейки вёл сам  Иван Иванович, но делал это так тонко, что «лучший» не зазнавался, а «проказнику» было стыдно, но не унизительно. Самыми загадочными у нас в школе считались встречи Ивана Ивановича с учениками  наедине. Перед ними трепетали все: и кто провинился, и кого приглашали по другим поводам. Это были встречи великого педагога с личностями, таковыми он считал всех своих учеников с первого  по выпускной класс:  когда ученика вызывали к директору, за него переживали все: хоть бы  не соврал, хоть бы не подвёл класс, хоть  бы был откровенным, хоть бы признался, хоть бы всё понял, хоть бы не возгордился Мы знали, что слово директора может наказать, может спасти, может простить, может поднять, может отогреть. К директору учителя не водили за опоздание на урок, за прогул, за шум на уроке - с этим обязаны были справляться сами. Иван Иванович так хорошо знал обстановку в школе, что он сам приглашал  ученика к себе. Это было духовное общение Учителя и Ученика, он учил, он наставлял, он прорисовывал перспективы и от дурного поступка, и от ошибки и благодарил за победу над собой. Конечно, многие впечатления о первой школе во многом складывались и от впечатлений от старшей сестры и старшего брата, но тепло к первой школе, безусловно, и от первых моих личных детских ощущений.

 

Поощрялась и педагогами, и директором,  любовь к чтению, к слову. Я помню, что у нас в доме были семейные чтения вслух. Папа усаживал нас четверых за круглый стол, над столом висел оранжевый китайский абажур, брал в руки книгу обязательно лучших детских писателей (я помню «Таинственный остров», «Приключения Тома Сойера и Геккельбери Финна» и «Капитанскую дочку»), начинал сам, и мы по очереди читали  вслед за отцом, а он следил за выразительностью. В школу мы все четверо уходили с хорошим выразительным чтением. Я помню, как  однажды  в первом классе во время урока у моей первой учительницы Веры Ивановны меня забрала другая учительница и увела в четвёртый класс, поставила перед классом, дала какой-то текст из учебника и попросила прочитать вслух, я читала, как мне казалось обычно, но, наверное, ещё и  старалась, и хорошо помню очень важную для себя похвалу, обращённую к четвероклассникам: «Вот так нужно учиться читать!»

 

 Юные школьные годы  с 5 по 9 класс прошли  в Суминской средней школе. Папа работал там главным зоотехником совхоза. Теперь я понимаю, что это были их с мамой самые лучшие годы. В совхозе собрался коллектив специалистов, которые являли собой  сельскую интеллигенцию.   Во главе с директором совхоза Иваном Парамоновичем Сайко  была построена улица специалистов, на ней жили семьи главного агронома, главного бухгалтера, главного инженера, главного зоотехника, первый дом – директора, других специалистов совхоза, улица в десять  домов, дома  все одинаковые, и хоть  некоторые сельчане  называли нашу улицу обидным для нас словом «нахаловка» (как же, живут начальники!), но со временем жители поняли, что с нашей улицы шла в село культура труда и жизни: ответственное отношение к делу, культура отношений, правильное воспитание детей в семье.

 

Отцы наши работали с утра до ночи, они  были молоды, дружили  семьями, многое построили: клуб, баню, первые двухэтажные дома. Но начали они с пристройки третьего этажа к школе. И это было главным. Наши дома  с директором совхоза были рядом, мы дружили с Юрой и Лилей Сайко и знаем, что все родители  с нашей улицы очень гордились   надстроенной школой как самым главным своим достижением. С нашей улицы были видны окна физического кабинета, где у моей любимой классной руководительницы Бакуновой Руфины Анисимовны до ночи просиживал мой брат Женька, готовясь вместе с друзьями к очередному физическому вечеру или конструируя с Юркой Сайко телефон,  который они  всё-таки  провели  между домами и гордо выходили на связь друг с другом.  В школе свет горел до глубокой ночи, и контроль родителей с нашей улицы был только один – они выходили на улицу, видели в кабинетах горящие окна, и были спокойны – дети в школе. Значит, всё нормально.

 

А в школе, действительно, всё было нормально. Были любимые учителя. Директор Иван Иванович Белкин, учитель физики Бакунова Руфина Анисимовна, учитель русского языка и литературы Ломакина Людмила Семёновна, учитель математики Лашов Юрий Андреевич, учитель математики Масловский Андрей Андреевич, учитель пения Кожемякин Николай Алексеевич, учитель физкультуры Стручев Филипп Кириллович, учительница немецкого языка Мангушева Ольга Александровна, ряд можно продолжать, но об этих педагогах я рассказываю уже своим внукам, и  желаю им таких же учителей. Я до сих пор помню  «двойку» по физике за  тему «Подъёмная сила крыла самолёта» и хоть  много летала на самолёте по миру, не понимаю и не знаю её сейчас. Но я помню, как  дома у Руфины Анисимовны мы с девчонками  разучивали танец «Ленок» и вместе с ней  шили ситцевые наряды, а потом выступали после мам (у них тоже был танцевальный ансамбль, и они танцевали «Бульбу») на смотре художественной самодеятельности в школе и  сельском клубе. Помню, как мы плакали, что она уходит от нас на год (это был всего лишь первый её декретный отпуск), плакали от любви к ней, от страха, что целый год она не сможет нас прижимать к себе, и при всей строгости жалеть, не уставать нам всё объяснять, что нас интересовало. Она иногда незаметно входила к нам в спортивную раздевалку как будто с каким-то объявлением, что-то подмечала, а потом  собирала нас отдельно от мальчишек и учила быть чистоплотными, эстетичными, и однажды изобрела слово: «Девчонки, не будьте «чугунками!» с ударением на втором «у», мы это  слово запомнили.

 

В школе под руководством Людмилы Семёновны была создана Малая Третьяковская галерея, мы вели переписку с настоящей Третьяковкой, получали оттуда бесплатно репродукции, и наш третий этаж на месяц превращался то в шишкинский, то в поленовский, то в зал Айвазовского, по которому мы водили как экскурсоводы младших учеников. А на уроки литературы она приходила всегда с маленьким фильмоскопом и с большим количеством плёнок, - и мы оказывались то в Дрезденской галерее, то рассматривали  летописи, то изучали великих иллюстраторов  классики, то копии театральных постановок ведущих театров - всё это было на уроке, хотя вряд ли было  в программе. Без Интернета, без музеев  в отдалённой сельской школе она приобщала нас к Великому искусству! Однажды мы её обидели. В школе готовился диспут о любви, к участию приглашались дети с 7 класса. Мы учились в 6 классе, но очень хотели всё знать про любовь. И в ящик для вопросов и ответов  накидали самое большое количество вопросов и ответов.

 

Людмила Семёновна как ответственная за вечер , впускала  в подготовленный для диспута зал учеников только с 7 класса. А мы пришли все. Нам было обидно, так как о нашей активности в подготовке к  диспуту знала уже вся школа. Наша Руфина Анисимовна вопрос отрегулировала, нам подставили стулья в первый ряд. Мы наслаждались победой, упрямством, многого не понимая, о чём говорилось в зале, а наутро мы с Таней Пушенко подговорили класс не встать на приветствие учительницы, когда она войдёт в класс. Мы не все, но большинство, сделали это, опустив глаза. Учительница вышла из класса…, и мы поняли, кто от нас ушёл. Конфликт пытались решить сами, Людмила Семёновна нас выслушивала, но ничего не обещала, Руфина Анисимовна сокрушалась и переживала за нас.  Нам обеспечили замену учителя,  но для  нас померкли уроки без Людмилы Семёновны. Однако через какое-то время  она сам вошла в класс и сказала : «Ребята, простите, я была не права, ведь в объявлении было написано, что приглашаются на вечер самые активные, а ведь при подсчёте записок вы действительно  были самыми активными. А про любовь можно узнать и в любом возрасте».

 

В  этой школе тоже  был хор. Николай Алекссевич Кожемякин, с дочерьми которого я дружила, разучивал с нами классику, детские песни, обязательными были гастроли по соседним сёлам, конкурсы исполнителей детских песен, концерты для родителей. Я солировала в хоре и помню за исполнение песни «А ну-ка, песню нам пропой, весёлый ветер» получила с надписью от школы книгу «Робинзон Крузо».Мы никогда не пропускали репетиции хора, хор был какой-то неразрывной с учёбой системой, из которой не хотелось выпадать.

 

А какие у нас были уроки физкультуры! Наш учебный день начинался с общешкольной зарядки. Мы не знали, что были циркуляры, по которым зарядку то вводили, то выводили из учебного процесса. Мы знали, что Филипп Кириллович, пока он  с нами, будет проводить её всегда, так же, как он никогда  не позволит не присутствовать на уроке физкультуры, если ты болеешь, если ты без формы. Когда  мальчишкам не удавалось сделать упражнение на брусьях, он всегда полушутя, полусерьёзно говорил: «Ну, что, «Беломор» боком выходит?». Он всегда советовал при походке держать голову так, как будто тебя кто-то за макушку подтягивает к облакам, и всегда велел «тянуть носочки» и при упражнениях, и при походке. Сам был всегда в безупречной спортивной форме, всегда  абсолютно все  упражнения на снарядах показывал сам,  а не объяснял, как должно выглядеть упражнение, хотя был уже  в  возрасте, и за плечами была война. Ему же мы обязаны участием в частых массовых спортивных соревнованиях. Я храню  характеристику от него для поступления в пединститут, там столько тепла! Он закончил  её почему-то словами: «Хочет учить и воспитывать сельских ребят». Наверное, он очень хотел,  чтобы я вернулась в родную школу. Не в своей, а в  Козихинской сельской школе началась моя педагогическая карьера,  школу эту, конечно, помню, люблю своих первых учеников и учителей-наставников, горжусь сегодняшними её успехами.

 

Благодарю учителей математики за качество обучения, потому что могу даже сейчас решить  любой алгебраический пример, хотя сама учитель русского языка и литературы, несу завет от своих учителей математики, что это интеллигентная и тонкая наука. Об Ольге Александровне Мангушевой благодарная память как о настоящем молодом специалисте, которая немногим отличалась от нас по возрасту и работала с нами недолго, но она с нами пела, многому учила своим эстетичным видом, гармонией внутреннего мира, который мы, уже старшеклассники, тонко чувствовали, приглашала в город  к себе домой и всегда внушала мысль о необходимости получать   высшее образование.

 

Ещё у нас было очень качественное трудовое воспитание: мы умели работать на деревообрабатывающем и токарном станках,  и девочки, и мальчики на уроках труда починяли мебель для школы, делали стенды и многое другое. А ещё  при  школе была кроликоведческая ферма, у каждого из нас был подопечный кролик, и  был школьный сад, о котором заботились тоже сами.

 

Выпускной мой  класс  был в школе № 166 в Академгородке, это был другой класс  и другая школа. Трудно было перестроиться  именно в выпускном классе, требования  были выше, нагрузка больше, друзья и родители далеко. Но в школе  литературу вела Зольникова Елена Ивановна, и благодаря её отношению  ко мне и к предмету я легко поступила на историко-филологический факультет. Мой муж тоже выпускник этой школы. Мы благодарны школе за то, что она была в нашей жизни. В этом году исполнилось 40 лет, как мы  с ней расстались.

 

Когда прошёл выпускной вечер в школе №166, я купила этим же утром билет до Каргата, чтобы встретить рассвет с моими  суминскими одноклассниками. Там я во второй раз надела своё выпускное платье. Спасибо тебе, родная школа!

 

2.Сейчас Вы Председатель Правления Новосибирского областного отделения  Российского детского фонда, в чём эта деятельность продолжает Вашу непосредственно педагогическую?

Учителем русского языка и литературы я работала в школе № 25, школе № 61, и почти 20 лет заведовала методической работой в Советском районе – эта работа связана была всегда с конкретными обязанностями, но всегда в ней главными были  ученик и учитель. Когда была учителем, главным было правильное, человечное отношение к ученикам. Сначала понять, принять, расположить, а потом давать знания. А в работе с учителями –помочь освоить учебники, программы, успешно пройти аттестацию, поддержать на семинаре и открытом уроке, в выступлении, а потом обязательно отметить, наградить.

 

Сейчас я тружусь на  общественно - социальном поле.. Как бы близко  к основной деятельности, но есть и свои особенности. Фонд наш достаточно авторитетен во всём мире, благодаря нашему Президенту, детскому писателю, члену – корреспонденту Российской академии образования А.А. Лиханову, благодаря моим коллегам во всех регионах России, благодаря членам нашего Правления и членам Попечительского Совета, которые несут великую миссию защиты детства.

 

К сожалению, у нас есть, от  чего защищать детей. От негуманной школы, где встречаются безнравственное отношение к ребёнку, от школьных стрессов, которые мы порождаем  перегруженным портфелем, перегруженным расписанием, недетскими заботами, отсутствием подлинной любви, нежеланием помочь ребёнку раскрыться творчески.

 

Мы, взрослые, сами  разрушаем гармоничный природный детский мир, разрушаем  в нём всё: цветовую гамму, движение, мировосприятие, систему питания, демонстрируем сами безнравственные отношения друг с другом, отношение к  слову, к книге  и многое другое. Когда нам иногда передают игрушки для фонда магазины, просто  жители, я  сама иногда не могу понять, что это за игрушка,  почему заяц, медведь такого цвета, какого и в природе-то не существует  или вижу на сцене маленьких детей, которых хореографы оголили до неприличия и разучили с ними такие танцы,  которые демонстрируют  взрослые только в закрытых казино, или в руки попадается детская книга с непонятными текстами и иллюстрациями, то понимаю, как много у нашего общественного фонда ещё работы. Почему мы так торопимся ввести детей в исковерканный подчас мир взрослых? А ведь эти игрушки, книги, танцы ребёнок берёт не сам, это мы ему навязываем. Поэтому очень важным считаем  свою просветительскую миссию, важно донести до как можно большего количества людей основной постулат  концепции детского фонда, которую создала у нас в области наш Председатель Попечительского Совета  Н.П,Толоконская: «Детей  нужно  вообще максимально  оставить в покое  и заниматься воспитанием  взрослых. Точнее они должны заниматься самовоспитанием. Это ошибочное мнение, что воспитанием детей  нечто совершенно особенное, специальное. Суть воспитания – научить самостоятельно принимать решения во всём. Едва ли не с первого  дня жизни».

 

Сейчас мы радуемся тому, что общественное мнение начинает меняться в пользу ребёнка. Когда  в этом году на  педагогическом съезде мы слушали выступления зам.директора гимназии №7, Председателя общественного Совета  гимназии № 1 и других, когда в рамках нашего конкурса «Итоговое Родительское собрание  в начальной школе» я проехала за два года 10 районов области и общалась с учителями, участниками конкурса, родителями, то могу сказать, что  и в среде педагогов, и в обществе в целом начинает складываться совершенно правильный подход  в общении  с детьми,  – они учатся  постепенно отказываться от силы  своей взрослой власти, от  претензии, что только они всегда правы,  а  создают  совместными  с родителями усилиями  среду,  в которой ребёнку открывается путь к самопознанию, к самообучению, а  в качество образования как основной критерий оценки труда учителя закладывают  успешность обучения. Есть надежда, что образование да и вся другая работа с детьми даст результаты.

 

Когда   летом в Далласе я познакомилась с директором одной  негосударственной школы,   она рассказала  о том, что 15 лет пишет учебники для детей вместе с детьми, наблюдая за ними, что  каждый день у них начинается с созерцания живописных полотен, что дети сами много рисуют, поют, двигаются, а я поделилась нашими поисками  и находками,  то  мы поняли, что  весь мир сегодня начинает меняться во  благо детей. Теперь я жду от неё комплект этих учебников.

 

 Мы к своему 5-летию и 20-летию российского фонда выработали правильный содержательный путь, сейчас его «архитектурно» его оформляем: есть помещение (ул.Советская, 63), есть сайт www. deti.websib.ru., есть большое количество партнёров –единомышленников и среди людей искусства, и среди бизнесменов, и среди педагогов, и среди родителей, очень важно не растерять их, а двигаться дальше – чаще общаться друг с другом, чтобы ниточки тепла  добра и подлинной заботы от взрослых тянулись ко всем детям. Пришло время наших  конкретных действий. Продолжить наш проект по чувственному восприятию  живописи, и добиться, чтобы в  классах начальной школы   было произведение настоящей живописи, которое бы помогало ребёнку переключиться, отдохнуть, задуматься.  Добиться, чтобы в классах стояли конторки В.Ф.Базарного для коррекции позвоночника и офтальмотренажёры для глаз. Через систему конкурсов среди учителей начальной школы выявлять тех, кто создаёт свою простую и понятную систему  воспитания и развития ребёнка, направленную на открытие в нём   таланта и поддержки  творческих способностей, а потом поощрять таких педагогов. Изменить  действующую систему питания  детей, поддерживать проекты и программы, направленные на формирование любви к родному слову и к книге. Так мы реально поможем детям.  Ведь все дети наши. Чужих не бывает.

 

Все члены Попечительского Совета во главе с Председателем Н.П.Толоконской  и все члены Правления  поздравляют детей, родителей и педагогов с наступившим новым учебным годом  желают  успехов, радости  в  общении друг с другом. Пусть в школе все будут счастливы!

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФОНД ПОДГОТОВКИ КАДРОВ. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ.
Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов".